Модератор

Навыки вместо игрушек: как помочь детям-сиротам

Опыт наших российских коллег: еще раз о волонтерах-штурманах, конфетах и праздниках в детских домах.

Благотворительному фонду «Дети наши» в этом году исполнилось 10 лет. Все это время команда фонда живет по принципу: дети не могут быть чужими. 

Фонд был не нужен, пока группа волонтеров из BBDO устраивали разовые акции в помощь детскому дому. Но быстро стало ясно, что помощь не может ограничиваться подарками и праздниками, она должна быть системной. Так, при поддержке руководства BBDO, появился фонд «Дети наши», а в 2009 году Варвара Пензова стала его директором. Сегодня фонд поддерживает 9 детских учреждений, где реализует программы:

  • • «Под крылом» — улучшение уровня жизни, здоровья и развития малышей в домах ребенка.
  • • «Не разлей вода» — создание условий для эффективного устройства детей-сирот в семьи.
  • • «В большой мир» — подготовка детей в школах-интернатах к самостоятельной жизни.

«Жизнь ребенка в детском доме сильно регламентирована, в ней мало индивидуального внимания и возможности для принятия собственных решений, возможности проявить себя, — рассказывает Варвара Пензова. — Это приводит к массе проблем в будущем. И мы с самого начала стараемся решить эти проблемы».

Фонд поддерживает работу 16 творческих, ремесленных кружков и мастерских в двух подшефных интернатах Смоленской области и сотрудничает с московскими детдомами в рамках образовательных программ. В этих мастерских ребята развивают творческие способности и приобретают профессиональные навыки. Они учатся и элементарным вещам: повесить полку, починить стул, и тому, как жить самостоятельно, планировать бюджет, понимать, что есть что в этом материальном мире.

И такая помощь дает им гораздо больше, чем обучение бытовым навыкам. Это возможность выбора, привычка интересно и продуктивно проводить свободное время, поддержка — не только в настоящий момент, но во всей их будущей жизни.

Специально для совместного материала журнала Seasons Life и портала «Филантропа» Варвара Пензова и четыре участника программ фонда «Дети наши» рассказали о том, какая помощь им нужнее всего.

 Паша

— Вы можете что угодно спрашивать, я не стыжусь, — Паша сидит за партой в пустой аудитории факультета журналистики МГУ. Уже полгода как он «отчислился» из детского дома и учится на журфаке. Если и живет по расписанию, то только по учебному, но забыть ту жизнь, говорит, не получится, да и не надо забывать, зачем.

Паша дал уже не одно интервью, имя он заменять не просит, историю, заученную с детства, умеет рассказывать почти равнодушно.

— Если по документам сверять, то уже 4 октября 1999 года я был отправлен в московский приют. А родился в июле 98-го. Написано, что я 15 лет прожил в детском доме, хотя на самом деле я там на два года больше был. Ситуация совершенно типичная: пьющая семья, отец уголовник, ничего нового, никакого триллера.

Я сменил три детских дома, потому что их расформировывали. Самый семейный детский дом — мой первый, под номером шесть. Или, может, это мое детство, я жил в нем до 9 лет. Там я не чувствовал, что лишен родителей, мне было там хорошо. Однажды меня даже хотели забрать в новую семью, но я отказался, потому что там были мои друзья.

В следующем, 55-ом детском доме, мне совершенно ничего не нравилось, до тех пор пока не пришел Борисыч, тренер по футболу. Я себя более спокойно почувствовал, занялся делом.

Классе в седьмом меня пригласили на просмотр в мини-футбольный клуб «Динамо». Разумеется, меня туда не приняли, потому что нечем было платить. Когда я понял, что не смогу профессионально играть в футбол, потому что неплатежеспособен, я спустился на землю, долго искал дело по душе и в итоге нашел — музыка.

«Весь ужас для детей в детских домах заключается в том, что, когда они выходят во взрослую жизнь, совершенно неподготовленные, очень большой процент из них, не умея приспособиться, становятся наркоманами, алкоголиками, преступниками. Мы пытаемся изменить эту статистику, чтобы дети после детских учреждений имели шанс стать на нормальную жизнь, чтобы у них появлялись друзья, чтобы они влюблялись, женились.

Каждый год мы связываемся с выпускниками наших интернатов, расспрашиваем, как у них дела, что из того, чему они учились у нас, пригодилось во взрослой жизни».

 — То, что делает фонд — это не помощь. Поддержка. Нельзя назвать помощью обучение чему-то. В 5 классе мы выиграли в своем детском доме конкурс на лучшую группу. Директор решила сделать с нами проект как с успешными детьми. Пригласила фонд «Дети наши». Они нас курировали с 6 класса. Фонд сыграл большую роль в моей жизни и в жизни ребят. Лично мне фонд оплатил школу диджеинга, курсы по английскому языку, подготовку к ЕГЭ, и здесь, на журфаке, я благодаря фонду.

Я очень рано осознал весь этот фарс с подарками в детском доме. Нас задаривали. После любого праздника — семикилограммовые пакеты конфет, которые мы принимали не как подарок, а как должное.

Сейчас вспоминаешь, и даже стыдно. Нас приучали к тому, что все вокруг нам должны. Со временем эти ненужные подарки воспринимались по-другому, как жалость. А я не люблю жалость. Плохое чувство. Сейчас я понимаю, лучше бы везли сертификаты на прохождение курсов, чем конфеты, игрушки, телефоны. Мы их не умели ценить. Мы знали, что в определенные даты будет супер-праздник с подарками. Даже когда мы ездили на всякие экскурсии, нас интересовало не содержание, о чем новом мы узнаем, а материальная часть. Я довольно быстро от этого избавился, класса с 9 уже начал понимать, что все не так должно быть.

Почему в детских домах нужны не подарки

Варвара объясняет, что ехать с подарками в детский дом действительно не стоит, но это не значит, что детям не нужна помощь. «Поток малознакомых людей, которые привозят часто очень дорогие вещи, развращает детей, они совсем не понимают ценности того, что им дарят. Дорогой телефон может быть на следующий же день обменен на пакет семечек, только потому что пакет семечек — это то, что они знают, а ценность этого телефона они могут не понять. Я прекрасно могу понять людей, которые перед Новым годом, мечтая поделиться теплом с теми, кому его не хватает, задумываются о помощи. Очень многие, начиная с подобных акций, приходят к благотворительности. 10 лет назад мы тоже были такими».

Специально для неравнодушных людей фонд разработал акцию «Дарите навыки вместо игрушек». Суть акции в том, что человек может выбрать конкретного ребенка, узнать, в каких кружках он занимается, и зачем ему это нужно, поддержать работу этих кружков в детском доме. Когда он делает выбор, он украшает елку фонариком с портретом этого ребенка. Елка таким образом показывает то количество прекрасных людей, которые поддерживают работу фонда. А ребенок получает не просто радость в момент, когда ему вручают подарок, но возможность развиваться.

Специалисты фонда «Дети наши» регулярно проводят исследования с целью выяснить судьбу выпускников подшефных детских домов. Хотя связаться получается только с половиной повзрослевших детей, остальные не выходят на контакт, результат опроса доказывает эффективность программ фонда. Согласно данным последнего исследования, в период с 2008-2015 годов из детских интернатов Сафоново и Шаталово выпустились 274 ребенка, связаться удалось только со 134 выпускниками. Из числа опрошенных 40% работают, 27% учатся, 12% домохозяйки, 7% служат в армии, 5% не работают и не учатся и 5% сидят в тюрьме/на лечении/погибли. Три четверти выпускников в возрасте до 23 лет пользуются льготами, положенными им государством.  Больше трети выпускников (35%) столкнулись с проблемами при получении жилья, и это в 2 раза чаще, чем год назад.

Кроме того, исследование показало, что те дети, которые активно вовлечены в образовательные программы, оказываются и более благополучными после выпуска: из 56 активных участников программ 46% можно отнести к группе «благополучные», 16% — к группе «относительно неблагополучные», 41% — «нет контакта». 70 выпускников, которые совсем не участвовали в программах фонда, распределились на группы следующим образом: 24% — «благополучные», 14% — «относительно неблагополучные», 60% — «нет контакта», 1% — «ушли из жизни».

«Каждый год мы связываемся с выпускниками наших интернатов, расспрашиваем, как у них дела, что из того, чему они учились у нас, пригодилось во взрослой жизни, — рассказывает Варвара. – Многие отмечали и компьютерный кружок, и кулинарный кружок, и уроки вождения, и возможность заниматься с репетиторами, чтобы поступить туда, куда они хотели. Весь ужас для детей в детских домах заключается в том, что, когда они выходят во взрослую жизнь, совершенно неподготовленные, очень большой процент из них, не умея приспособиться, становятся наркоманами, алкоголиками, преступниками. Мы пытаемся изменить эту статистику, чтобы дети после детских учреждений имели шанс стать полноценными членами общества с друзьями, коллегами, знакомыми, со своими полноценными семьями. Все дети в детских домах – это травмированные дети. Травмированные разлукой со своими самыми близкими людьми. Поэтому они нуждаются в психологической помощи. Они должны знать, что кто-то, кто готов им помочь, всегда рядом».

Саша

Саша занимается скалолазанием. С первого дня существования программы «Юные скалолазы» он радует спортивными успехами. Мальчик быстрее других освоил теорию, первым принял участие в серьезных соревнованиях, первым получил юношеский разряд.

Сейчас Саша занимает призовые места «на области», ездит тренироваться в Москву и в Архыз. В отчете фонда отмечают, что «занятия по программе „Юные скалолазы“ научили Александра не только преодолевать себя и свой страх, но и приспособиться к жизни, почувствовать поддержку и плечо друзей». Саша — первый помощник тренера, ведет здоровый образ жизни, хорошо учится и мечтает стать спасателем.

Ваня

У Вани талант — делать своими руками потрясающей красоты вещи. Он занимается в кружке «Столярное и слесарное дело». Недавно мальчик выиграл муниципальную олимпиаду по «Технологии». Комиссию поразили резной стол и парусная лодка. Это Ванина гордость, он кропотливо трудился над ними несколько месяцев. На региональном этапе Ваня стал вторым, отстав от победителя на 8 баллов: не хватило знаний. Дело в том, что на олимпиаде были задания по черчению, а такого предмета в Сафоново нет, как нет и специального предмета «Технология». Все навыки мальчик получил, участвуя в программах фонда.

 Катя

Катя закончила музыкальную школу по классу домры и продолжает играть — теперь уже в составе ансамбля при школе. Несколько месяцев назад для Кати нашлась приемная семья. Все лето девочка провела с новыми родителями, а в августе приняла непростое для себя решение — в начале учебного года вернуться в детское учреждение. Катя посчитала, что так у нее будет больше возможностей хорошо закончить школу и регулярно заниматься музыкой. Семья приняла ее выбор, тем более что выходные и каникулы они будут проводить вместе.

 Паша

 — Любое решение, продвижение по жизни – это дело выбора каждого человека. Этому не научить, это либо дано, либо нет. Что это? Не сила характера. Желание. Есть желание – ты горы свернешь, пускай и через время. А если нет желания, тебя будут считать слабым человеком, хотя в душе ты можешь быть вообще силач. Я хотел что-то изменить, у меня получилось. Но пока я чувствую, что двигаюсь не туда.

Я бы хотел вернуться на путь, который определил для себя еще в детском доме, – музыка, диджеинг, творчество, не писательское и журналистское, а музыкальное. Мои кумиры — Мартин Гаррикс и Hardwell. Простые ребята, в которых никто не верил. Они долбили фейсбуки звезд, чтобы те послушали их треки. В итоге оба в разные годы становились лучшими диджеями мира, хотя все смеялись над их амбициях. Такие истории для меня – лучший мотиватор. Мне важно вернуться к своей цели. Я хочу знать, что я иду туда, верно.

Источник ]]>http://philanthropy.ru/cases/2016/12/20/44712/]]>


Поділитися з друзями: